Не слишком шелковый путь: 150 лет назад в Китай отправилась учено-торговая экспедиция

Фото: https://goskatalog.ru

Фото: https://goskatalog.ru

Не слишком шелковый путь: 150 лет назад в Китай отправилась учено-торговая экспедиция Не слишком шелковый путь: 150 лет назад в Китай отправилась учено-торговая экспедиция

Первооткрывателями Азии зачастую были военные офицеры — это направление входило в сферу экономических и геополитических интересов России. Именно они устанавливали первые контакты с представителями непривычной для нас культуры, рисовали топографические карты, собирали метеорологические данные и биологические коллекции. И порой сталкивались с боевыми действиями там, где вовсе их не ждали.

Экономика и политика

Китай во второй половине XIX века был весьма важным направлением для России. В это время отношения с Великобританией заметно обострились, обе страны успешно осваивали Азию и проводили в Китае разведку на случай вероятной войны, поскольку их интересы могли схлестнуться именно на его территории. Кроме того, после русско-турецкой войны экономика нашей страны ослабла, и Россия искала новые рынки сбыта и торговых партнеров. Китай в этом отношении выглядел достаточно перспективно.

В 1874–1875 годах туда отправилась экспедиция под руководством Юлиана Сосновского. Она была в своем роде уникальна — впервые информация о путешествии в малоисследованную азиатскую страну не была засекреченной, а его результаты широко публиковались как в России, так и за рубежом. Задание на поездку выдавал Азиатский департамент Министерства иностранных дел.

«1. Исследовать в топографическом отношении дорогу от Зайсана, чрез Юго-Западную Монголию, к провинции Сычуань и указать, при каких обстоятельствах и средствах она может быть применима для нашей торговли.

2. О требованиях насчет торговли вы должны иметь инструкции от Министерства финансов. Если торговля в Юго-Западной Монголии представляет задатки к дальнейшему развитию, то для поддержания его, вероятно, потребуется учредить там консульства. Министерство иностранных дел будет ожидать от вас соображений, в каких именно местах полезнее учредить консульства, где можно ограничиться агентством.

3. Наша торговля в Монголии страдает, как вам небезызвестно, от беспорядков, причиняемых там восстанием дунган. Вы обратите особенное внимание на это движение и соберите возможно более подробные и точные сведения о средствах, коими китайское правительство располагает для подавления его, и, наконец, о степени сочувствия к нему жителей местностей, которые вы посетите. Для нас было бы крайне важно иметь возможность определить будущую политическую судьбу этих местностей».

Юлиан Сосновский «Русская учено-торговая экспедиция в Китай в 1874–1875 гг.»

Экспедиция 1874 года была не первой, которой руководил Юлиан Сосновский. Он уже успел провести рекогносцировку участка российско-китайской границы в районе Семипалатинска в 1871 году и выяснить немало военно-статистической информации в долине реки Черный Иртыш в 1872-м. Собранные данные оказались настолько ценными, что офицера наградили серебряной медалью ИРГО.

На этот раз ему предстояло собрать массу данных не только военного, но также географического и экономического толка. В своей книге, написанной по результатам экспедиции, Сосновский упоминает «целую серию вопросов, полученных от Министерства финансов, о чае, чайных плантациях, наших фабричных и заводских изделиях на китайских рынках, о путях и способах доставки». Следовало раздобыть подробнейшие данные и о дунганском восстании, «его организации, силе, степени живучести, о военных способах и средствах враждующих сторон на театре действий». 

Юлиан Сосновский. Фото: https://goskatalog.ru

Юлиан Сосновский. Фото: https://goskatalog.ru

Кроме того, необходимо было собрать максимально подробные сведения о топографии, этнографии, метеорологии, биологии Китая. Эту задачу руководитель экспедиции уже поставил себе сам, «хорошо понимая, что случаи повторения экспедиций не часты. Мне, естественно, хотелось расширить рамки исследований, так сказать попутно, добыть что-либо для науки в смысле общечеловеческих знаний». Он научился снимать астрономические магнитные наблюдения, для чего практиковался «на главной физической обсерватории», а кроме того, вдумчиво подошел к выбору членов экспедиции.

Ценные кадры

Прежде всего нужен был картограф. Им стал Зиновий Матусовский, уже неоднократно бывавший в азиатских экспедициях. В апреле 1870 года он исследовал торговые пути в населенные пункты Северо-Западной Монголии, а в 1871-м — верховья и долину реки Эмиль в Илийском крае. Кроме того, Матусовский хорошо понимал задачи поездки.

«Такое положение дел имеет важное значение для России как соседней страны, прилегающей к Китаю на протяжении более 8 тысяч верст; издавна существующие между этими государствами политические и торговые связи должны естественно, с новым направлением в жизни китайского народа, получить большое развитие и со временем занять первенствующее значение в сфере международных сношений. Поэтому для нас, русских, в особенности важно знать эту страну обстоятельно и в высшей степени интересно следить за совершающимися в ней событиями. Между тем отсутствие у нас общих географических описаний Китая и удовлетворительных карт южной половины этой страны представляет весьма существенный недостаток для удовлетворения самых первых потребностей упомянутой выше цели».

Зиновий Матусовский «Географическое обозрение Китайской империи»

Сосновский искал также натуралиста — «преимущественно геолога». Здесь у него возникли проблемы, как вспоминал сам руководитель экспедиции: «Одни справедливо ставили мне там денежные условия, которые были мне не под силу, другие, как, например, Н. А. Северцов, готовился в свою экспедицию на Тянь-Шань». В результате в Китай отправился доктор Павел Пясецкий, которого рекомендовало некое высокопоставленное лицо.

Пясецкий был медиком, «понимал, как собирать травы и делать чучела», а кроме того, умел хорошо рисовать. Предлагая принять его в состав экспедиции, Сосновский в официальном представлении особо указывал, что «медик мог бы собрать обстоятельные сведения о лекарственных травах, как, например, ревень, который не так еще давно составлял серьезную статью обмена с Кяхтой. Сверх того, он мог бы оказывать помощь местному населению, если представится к тому необходимость, что весьма много содействовало бы к установлению добрых отношений и облегчило, быть может, многие мероприятия. В смысле торговом и даже политическом».

Река в Китае, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Река в Китае, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Толпа китайцев на городской площади, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Толпа китайцев на городской площади, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Вид китайского города, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Вид китайского города, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Улица китайского города, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Улица китайского города, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Лачуги бедняков в Фан-Чене, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Лачуги бедняков в Фан-Чене, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Вид китайской церемонии, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Вид китайской церемонии, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Интерьер китайского дома, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
Интерьер китайского дома, Пясецкий Павел Яковлевич. Фото: https://goskatalog.ru
/

Художественные способности доктора были плюсом, но не слишком значимым — Сосновский посчитал, что фотография, «серая, безжизненная и немая, но подлинная», сумеет точнее зафиксировать информацию. Так в составе экспедиции оказался фотограф Адольф Боярский, работа которого вызвала немало оживления среди местных жителей.

«Например, большую трудность для фотографа экспедиции составило объяснить монголам, что во время фотографирования они должны стоять или сидеть на лошадях, не двигаясь. По этому поводу было много крику, но весьма мало толку: не имеющим понятия о фотографии монголам никак не могли втолковать, чего от них хотят.<…> "Ну, сидите же смирно, смирно, не шевелясь", — говорит переводчик. "Сайн байна" (ладно), кивают утвердительно головой, по-видимому, уразумевшие монголы. Сидят. Фотограф приготовил стекло, открыл камеру и считает момент действия света, вдруг кто-нибудь из позирующих встает и идет посмотреть в объектив, что там происходит…»

 Павел Пясецкий «Путешествие по Китаю в 1874–1875 гг.»

Особенно сложно было найти переводчика, который должен был владеть русским, монгольским и китайским языками. Таковой сыскался в Омске, где его порекомендовал переводчик главного управления: «Мне сообщили, что Андриевский хорошо знает монгольский язык, знает китайский, и лично сам из торгующего сословия. Кажется все, что требовалось», — вспоминал Сосновский. Впрочем, китайский он, как выяснилось, знал не слишком уверенно, поэтому руководитель экспедиции нанял еще и Сюя, на которого ему указали заинтересованные в результатах экспедиции купцы в Кяхте. Последние также предоставили образцы своих товаров и пожертвовали на нужды исследователей 3 тыс. руб., что было серьезным подспорьем к имевшемуся бюджету.

Результаты экспедиции — плачевные и не слишком

Увы, вдумчивый подход к подбору компаньонов не спас участников экспедиции от недопониманий. В ходе путешествия между Сосновским и Пясецким возник конфликт, который по возвращении вырос в бурную полемику в печати. Доктор обвинял руководителя в том, что тот не уделял достаточного внимания научным исследованиям, последний в защиту приводил отчеты о проделанной работе. При этом Пясецкий вел себя куда активнее и агрессивнее, Сосновский же оборонялся без особого энтузиазма. Некоторые исследователи полагают, что у офицера могло быть и тайное задание, связанное с разведывательной деятельностью, распространяться о чем тот не мог, как бы успешно ни была выполнена задача.

Ситуация в итоге стоила карьеры обоим. Сосновский, уже дослужившийся до генерал-майора, ушел в отставку «по семейным обстоятельствам». Пясецкому, несмотря на высокое покровительство, отказали в организации собственной экспедиции в Китай. Английская пресса вовсю принижала результаты путешествия, на что, в частности, ссылался доктор в своих претензиях. Однако, если посмотреть объективно, они были несправедливы. Сосновский сделал все, что ему предписывалось. Он представил развернутый отчет о дунганском восстании. Экспедиция открыла новый путь в Китай — на 2 тыс. верст, то есть около 2133 км короче прежнего. И этим дело не ограничилось.

«В заключение для полноты отчета приведем, хотя бы в виде простого перечня, результаты исследований экспедиции в других отношениях.

1) Зоологические и ботанические коллекции, собранные доктором Пясецким, и огромное число акварельных рисунков его, представляющие бесспорный научный интерес.

2) Съемочные и другие работы штабс-капитана Матусовского, важные в картографическом отношении, как то: маршрут всего пути от Ханькоу в пятиверстном масштабе с топографическим описанием местности, планы городов и проч., непрерывный ряд высот, наблюдаемых на каждом переходе анероидом и термобарометром, и полная таблица наблюдаемых ежедневно температур.

3) Сделанные астрономические определения дают широты и разность долгот двенадцати пунктов, и хотя вычисления еще не окончены, но есть основание думать, что местами придется сделать серьезные поправки карт.

4) На двенадцати точках произведены полные магнитные наблюдения.

5) Воспроизведенные фотографом г. Боярским более 300 снимков отдельных типов и видов, которые вместе с систематическим каталогом могут составить немалое подспорье при изучении бытовых и других особенностей страны.

6) Модели, образчики торгово-промышленной деятельности, книги, картины и тому подобный материал, охватывающий различные стороны жизни народа».

Юлиан Сосновский «Русская учено-торговая экспедиция в Китай в 1874–1875 гг.»

Каковы бы ни были разногласия участников экспедиции, в конечном итоге она оказалась весьма и весьма продуктивной. И почти каждый из участников опубликовал по меньшей мере одну книгу о Китае, знакомя широкую аудиторию с этой экзотической страной. Юлиана Сосновского по результатам приняли в члены Русского географического общества, а также наградили орденом Св. Станислава II степени и пожизненной пенсией 600 руб. в год.

Ольга Ладыгина

196 просмотров