Тысячи миль подо льдом: как подлодки Северного флота исследовали Мировой океан

Использование подводных лодок позволило гидрографам Северного флота попасть в ранее недоступные для исследований районы Арктики. Фото из архива Северной гидрографической экспедиции

Использование подводных лодок позволило гидрографам Северного флота попасть в ранее недоступные для исследований районы Арктики. Фото из архива Северной гидрографической экспедиции

Тысячи миль подо льдом: как подлодки Северного флота исследовали Мировой океан Тысячи миль подо льдом: как подлодки Северного флота исследовали Мировой океан

К началу 1960-х годов общее представление о рельефе дна Северного Ледовитого океана базировалось на отдельных случайных глубинах. Они были измерены в ходе нескольких дрейфующих экспедиций в 30-е и 50-е годы ХХ века на трех полярных станциях и на ледокольном судне «Георгий Седов», а также при посадках самолетов на лед в период выполнения различных исследований в 1954–1959 годы. Однако имеющиеся морские навигационные карты были малоинформативны, применение их крайне ограничено. Геологическая структура и история развития Арктического бассейна по-прежнему представляли собой череду загадок.

Проведение системных океанографических исследований в Арктике было обусловлено отчетливой необходимостью укрепления обороны северных рубежей нашей Родины, продления навигации по Северному морскому пути и освоения природных ресурсов Заполярья.

На рубеже 1950–1960-х годов перед гидрографами ВМФ была поставлена задача в сжатые сроки получить материалы, подробно и качественно отображающие рельеф дна и характер геофизических полей. Для этого требовалось отработать новую организацию и современные методы исследований, применить новые технические средства и подготовить специалистов различного профиля. Практическое осуществление работ было возложено на Северную гидрографическую экспедицию Северного флота.

Для исследования Арктики были выбраны три основных способа: с помощью имеющих усиленную ледовую защиту надводных судов, методом воздушных высокоширотных экспедиций (ВВЭ) и с подводных лодок. Последний способ позволял работать в районах со значительным торошением льда, в которых развертывание баз ВВЭ несло значительные риски. Каждый из методов имел свои достоинства и недостатки, но по-своему они дополняли друг друга.

Ледовые поля в районе Земли Франца-Иосифа. Фото: Николай Гернет, участник конкурса РГО

Ледовые поля в районе Земли Франца-Иосифа. Фото: Николай Гернет, участник конкурса РГО "Самая красивая страна"

В силу специфики подводных лодок их использование для изучения океана проводилось только по двум направлениям: гидрография (съемка рельефа дна однолучевыми эхолотами) и гравиметрия (определение ускорения силы тяжести с помощью маятниковых приборов и морских гравиметров).

При этом в качестве первоочередных задач исследований были определены две: изучение резко расчлененных, аномальных структур для выявления районов, удобных для определения местоположения субмарин, и использование гравитационного поля для повышения точности запуска ракет и искусственных спутников Земли.

Первые попытки применить подводные лодки для океанографических исследований состоялись еще в первой половине ХХ века. Одним из основателей отечественной гравиметрии Л. В. Сорокиным в 1930 году с помощью оригинальной аппаратуры были проведены измерения на Черном море, после чего наблюдения были продолжены на Японском, Баренцевом, Карском, Охотском и Каспийском морях. Развитие этого направления океанографических исследований прервала Великая Отечественная война.

Фактически вновь к подготовке данных работ Гидрографическая служба ВМФ приступила только в 1959 году, когда получила от главнокомандующего ВМФ адмирала флота С. Г. Горшкова задание по навигационно-гидрографическому обеспечению похода к Северному полюсу одной из атомных подводных лодок Северного флота. А первые походы непосредственно с выполнением океанографических исследований состоялись в 1963 году.

Атомная подводная лодка в разводье в районе станции

Атомная подводная лодка в разводье в районе станции "Северный полюс-15". Сентябрь, 1966 год. Фото из архива Северной гидрографической экспедиции

Вот как это описано в рассекреченном сегодня историческом журнале Северной гидрографической экспедиции: 

«Подводная лодка К-178 находилась в походе 17 суток, из которых 5 суток шла подо льдом. За период плавания пройдено 4400 миль, из которых 1475 миль пройдено подо льдом. Всего за переход выполнено 1350 миль (2450 линейных километров) промера. Промер производил старший лейтенант Новиков В. А.

Подводная лодка К-115 находилась в походе 15 суток, из которых 5 суток шла подо льдом. За период плавания пройдено 4330 миль, из которых 1541 миля — подо льдом. Всего за переход выполнено 1400 миль (2593 линейных километра). Промер производил капитан-лейтенант Гоноровский Р. И.

Подводные лодки К-178 и К-115 прошли впервые с запада на восток через весь Ледовитый океан в подледном положении. К-115 всплыла в районе станции СП-12, где была развернута дрейфовая излучающая станция. Встреча подводников и полярников была очень теплой и сердечной.

Подводная лодка К-181 находилась в походе 10 суток. За весь поход она прошла 3464 мили: 47 миль в надводном положении, 3417 в подводном положении и 1830 миль подо льдом. Всего за переход выполнено 1800 миль (3330 линейных километров) промера. Промер производил капитан-лейтенант Схиртладзе Ю.В. На Северном полюсе К-181 всплыла. Часть личного состава вышла на паковый лед, установила 2 мачты, на которых были подняты Государственный и Военно-Морской флаги СССР». (рис. 2)

О работе гидрографа в том походе вспоминал командир электронавигационной группы К-181, тогда старший лейтенант Алексей Палитаев: «Удаляясь от полюса, гирокомпасы стали стабильнее держать меридиан. После пересечения параллели 85 градусов разница между средним гирокомпасным и гироазимутальным курсами составляла 5 градусов. Чтобы принять ее в качестве поправки у всех присутствующих навигаторов не было единого мнения о знаке этой разницы, но и спускаться вниз по меридиану с такой ошибкой в курсе опасно — будет резко расти погрешность в месте подводной лодки — так можно вылезти на Шпицберген. Тогда В. Н. Дукальский и В. И Маслевский (конструкторы навигационного комплекса, участвовавшие в походе. — Прим. авт.) убедили комфлота в необходимости всплытия для уточнения поправки курсоуказания. Добро было получено. В районе параллели 84 градуса нашли полынью и всплыли. Погода была чудесной: солнце и ослепительный снег. Мы сошли на лед. Прикомандированный специалист — гидрограф капитан-лейтенант Юрий Схиртладзе установил на льду теодолит. Было определено место подводной лодки астрономическим способом и вычислена поправка системы курсоуказания. С легким чувством на сердце можно было продолжить плавание подо льдом далее…»

Всплытие подводной лодки из подо льда. Фото из архива Северной гидрографической экспедиции

Всплытие подводной лодки из подо льда. Фото из архива Северной гидрографической экспедиции

За навигационно-гидрографическое обеспечение переходов подводных лодок и выполненные океанографические работы капитан-лейтенант Ю. А. Схиртладзе, так же как и капитан-лейтенант Р. И. Гоноровский, в 1964 году были награждены медалью «За боевые заслуги», что было большой редкостью для гидрографов.

В дальнейшем подводные лодки Северного флота участвовали в океанографических работах не только в Северном Ледовитом океане (под лед ходили только атомные подлодки), но и в Тихом, Атлантическом и Индийском океанах (здесь работали субмарины на дизельном ходу). Интересно, что аналогичные исследования с подводных лодок США в Арктике были начаты в 1958 году.

К несомненным достоинствам океанографических работ с подводных лодок следовало отнести возможность получения информации по физическим полям океана на труднодоступных акваториях, а также исключение влияния на измерения короткопериодных возмущающих ускорений, связанных с качкой корабля.

В то же время ценность получаемой информации в значительно большей степени зависела от возможностей по сохранению подводными лодками своего места, то есть без дополнительных обсерваций, лишь при помощи навигационного комплекса. Соответственно, и требования к его надежности и точности оказывались крайне высоки. К слову, на требуемые параметры по привязке определяемых величин для океанографических исследований в основном удалось выйти только к началу 90-х годов ХХ века.

Всего гидрографами с подводных лодок Северного флота выполнено:

·        60 072 км маршрутного промера;

·        102 242 км площадной съемки рельефа дна;

·        10 973 км маршрутной гравиметрической съемки;

·        63 277 км площадной гравиметрической съемки;

·        2708 маятниковых гравиметрических пунктов.

Это позволило получить информацию о рельефе дна и гравиметрическом поле на наиболее труднодоступных акваториях Мирового океана.

Важным научным достижением комплексных исследований являлось качественно новое познание географических объектов океана и их глубинно-геологической структуры. После работ на планшетах промера и картах отображались не только цифры глубин и изобаты, но и «стиралась» ошибочно нанесенная предшественниками информация.

Всего в океанографических исследованиях с гидрографическими группами из состава Гидрографической службы Северного флота на борту в период с 1963 по 2000 год приняла участие 31 подводная лодка. Всего лодки совершили 39 походов, из них 33 — под лед Арктики (в том числе подлодка К-451 со специалистом Центра дальней радионавигации ВМФ). Наибольшее количество походов в интересах изучения Мирового океана совершили К-481 (проекта 671) и К-358 (проекта 671 РТМ), сделавшие по три похода на океанографические исследования в Северный Ледовитый океан.

Высадка команды подводников на лед. Фото из архива Северной гидрографической экспедиции

Высадка команды подводников на лед. Фото из архива Северной гидрографической экспедиции

Материалы исследований, полученные гидрографами и геофизиками, по праву являются национальным достоянием нашей страны. Они были применены при создании различного рода геологических и тектонических карт и при решении международно-правовых задач обоснования внешних границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. Кроме этого, собранный массив данных о характере гравитационного поля в Мировом океане совместно с материалами спутниковых и астрономо-геодезических измерений послужил основой создания современной единой геоцентрической системы координат и решения других прикладных задач.

Алексей Корнис

Читайте также:
Все
Новости
Статьи и репортажи
Видеогалерея
Лектории
13 мая 2024
«Тихий подвиг»: 100 лет назад была создана Северная гидрографическая экспедиция
Подробнее
26 апреля 2024
«Мне бы в небо»: как аэростаты помогали в изучении земного шара
Подробнее
12 апреля 2024
Члены РГО впервые в мире совершили парашютный прыжок из стратосферы на Северный полюс
Свое достижение они посвятили Дню космонавтики
Подробнее
01 марта 2024
Жизнь на полярной станции. Романтика или тяжёлый труд?
Лекция Константина Козлова
Подробнее
13 февраля 2024
Трагедия «Челюскина»: авантюра Отто Шмидта или риск первооткрывателей?
Подробнее
07 февраля 2024
Однодворцы – лапотные дворяне
Обзорная лекция этнографа и фольклориста Натальи Скавытиной
Подробнее
08 января 2024
Человек, который придумал ледокол: Степан Макаров и его знаменитый «Ермак»
Подробнее
01 декабря 2023
Борис Вилькицкий. Северный морской путь
Показ фильма о Борисе Вилькицком
Подробнее
Показать еще Загрузка